skz_hram (skz_hram) wrote,
skz_hram
skz_hram

«Что ты смотришь на сучек в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф. 7:3)

Оригинал взят у svetlyachok_vtk в «Что ты смотришь на сучек в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф. 7:3)
Как редко мы в своей повседневной жизни руководствуемся этими мудрыми словами нашего Господа. Вот на днях жалуется с возмущением одна церковница священнику: «Батюшка, представляете, зять мне говорит – почему вы такие все злые? - а сам и в храме-то не бывал»...

А мне до сих пор помнится случай, который произошёл семь лет тому назад. По направлению от врача я пришла в процедурный кабинет. Меня встретила молодая женщина – медсестра, и пока она заполняла документы, я обратила внимание на её рабочий стол. Слева на нём лежала Псалтирь, справа акафистник, несколько икон, чётки и православный календарь под стеклом. Сама дама была коротко подстрижена, в брюках под халатом - ну, это уже пустяки…

Но когда она начала выполнять положенные процедуры, вдруг в резкой форме, не терпящей возражений, сказала мне: «Вот вижу крестик носите, а хоть одну молитву знаете..?!» В голове у меня сразу пронеслось: «Господи, помилуй, наверное, к сектантке я попала…»

Но медсестру уже было не остановить. И пришлось мне выслушать 20-ти минутную лекцию о том, как надо верит в Бога, как молиться, поститься и обязательно читать Псалтирь.

Не выдержав моё молчание, она снова спросила: «Что же вы молчите – вы верующая или нет?!» Я ответила ей встречным вопросом: «Скажите, пожалуйста, кто Вас благословил на рабочем месте проповедывать и вести катехизаторскую работу среди пациентов?»

К моему удивлению она растерялась, присела на стул и спросила: «Вы в церкви что ли работаете?..» И вдруг заплакала, закрыв руками лицо…

Тут уж растерялась я и стала её утешать… А она сквозь слёзы стала рассказывать мне, что на работе её не любят, коллеги избегают, начальство всячески притесняет и за глаза называют «монашкой». Муж – бывший военный полярный лётчик, которого она всё в церковь пыталась привести и вере научить, обозвал её «сумасшедшей» и уехал к матери, где завёл другую семью… Дети-подростки не слушаются, хамят и в храм идти не хотят…

Мне было её искренне жаль… Но узнав, что к вере она пришла только три года назад и один год была в секте у баптистов, мне стало понятно её неофитское рвение о спасении всех людей вокруг себя. Духовника у неё не было, и она не знала о том, что на Афоне есть такое правило: если послушник ранее 10-летнего периода пребывания в монастыре начинал поучать кого-то из братий о духовном, то его считали душевно больным и все начинали сугубо молиться о нём.

Но Господь не оставил её милостью Своей: не так давно встретила её в храме, радостную и красиво одетую. Она рассказала мне о своих взрослых уже детях, только вот, к сожалению, муж так и не вернулся в семью…


Предлагаю вам рассуждения на эту же тему священника Александра Авдюгина:

Протоиерей Александр Авдюгин

"Что это за брёвна такие, которые видеть не мешают, а вот жить не дают? Почему у соседа, или напарника, или коллеги и денег больше, и дом – чаша полная и дети умницы? А у себя, куда взгляд не кинь – всюду клин. Самое удивительное то, что жалуются все: и те, которые, по мнению других, живут припеваючи, и те, кто по собственному разумению, обойдены и проигнорированы. Не может же быть такого, чтобы всех и вся обходили милости Божии, и на всех нас лежала печать постоянной нужды и искушений.

Два недавних, случившихся со мной события, кое-что прояснили. Сломался у меня компьютер. Вечером работал, а утром, когда решил забрать пришедшую электронную почту, «хмыкнул» пару раз что-то про себя, а включаться не захотел. Повез я его в ремонт, печально рассуждая, как же быть? На «выходе» церковный, многостраничный «Светилен», пасхальные поздравления необходимо закончить, да и еще масса дел неотложных, которые, начатые и завершенные, лежали в памяти машины, в столь не нужный момент, так меня подведшей.

В тот же день необходимо было ехать на приход, попросили окрестить ребенка. В церкви, кроме молодых родителей, восприемников и дитяти, была еще одна женщина, наша недавняя прихожанка.

- Ну вот, - подумалось мне, - искушения продолжаются. Дело в том, что много горечи и хлопот приносила с собой эта дама. Озлобленность на мир, на всех и вся, была, как мне казалось, в ней патологическая. Её исповедь или просто разговор звучали как обвинительный акт. Доставалось всем, но больше всего, естественно, непутевому мужу и непослушным детям. Когда же я пытался сказать, что, следует искать причину и в себе, то в ответ получал хлесткие обвинения в своей предвзятости и не сочувствии.

В конце концов, уговорил я ее поехать к более опытному, чем я многогрешный, старцу духовнику, хотя уверенности в том, что поездка состоится или, что-либо принесет, у меня не было. После крестин и состоялся наш разговор.

Предо мной был уже иной человек. Спокойствие, рассудительность, какая-то полнота в мыслях и, самое главное, ясный, не бегающий и не изменяющийся взгляд.

- Батюшка, я пришла поблагодарить вас, слава Богу, у нас все наладилось, да и я успокоилась.

- Что же сделал-то с вами, отец N., что вы преображенная ныне и видом, и словами?

- Да я, монаху-то, все рассказала, целый час говорила, он молча слушал. Потом положил мне руки на голову и молитвы читал.

- И все?

- Нет, благословил мне коробочек запечатанный и ленточкой заклеенный и сказал, чтобы я ехала домой. Еще он попросил, чтобы я, по приезду, в хате побелила, покрасила подоконники, сыновьям и мужу купила по рубашке, а доченьке платьице, а потом мы должны были вместе сесть за стол с обедом, «Отче наш» прочитать и коробочек этот открыть.

- Ну, а дальше? - меня уже начало одолевать любопытство.

- Я, два дня колотилась, к субботе, как раз управилась, ну и сели мы за стол. Открыл муж коробочку, а там пять красненьких, с орнаментом, деревянных пасхальных яичка. Посмотрела я на них, а потом на мужа и детей и такие они все радостные, да чистенькие, да светленькие и … расплакалась. А в доме тоже хорошо, уютно и все беленькое. И родное все, родное.

Передо мной был другой человек. И внешность та же и голос тот же, а человек – другой. Порадовался я молитве монашеской, уму и прозорливости старца и поехал домой. По дороге, зашел за компьютером.

- Отремонтировали? Наверное, что-то серьезное? Ждать придется? – с порога начал вопрошать мастеров, заранее как бы подготавливая себя в неизбежности долгого ожидания и непредвиденных растрат.

- Сделали, отец Александр, сделали, - успокоили меня, и, видя мою радостную физиономию, добавили:

- Отец Александр, вот мы смотрим и такая на вас рубашка нарядная, да красивая, да чистая.

- Ну вот, - подумалось, - опять пятно посадил или в краску где то влез. Огляделся. Да нет, вроде и не порвано и не выпачкано. Вопросительно глянул на улыбающихся компьютерных спецов.

- ?!

- Да вот, вы, батюшка и чистый и глаженный, а в компьютере, под кожухом пыли грязи было столько, что и работать ему невмоготу стало. Чистить хоть иногда же надо пылесосиком. Сами, небось, каждый день моетесь…

Тут мне стало стыдно. Чуть же позже – понятно. Не вокруг тебя грязь да нечисть, а в тебе самом, внутри она гнездиться. Вот о каком «бревне» Господь говорил.

Внедрится соблазн греховный в душу нашу, оккупирует сердце, приживется там и начинает нам лень духовную прививать, да на язык слова оправдательные посылать, и пошла жизнь наперекосяк. Зло на зло набегает, да гневом питается. А выход то, простой, хотя и не легкий. Уборку сделать надо, и внутри и вокруг себя. К чистому чистое приложиться, а грязное, всегда грязь найдет, как та свинья, знаменитая…

«Поверни зрачки свои вовнутрь себя - советуют многомудрые старцы, и добавляют, - причина бед твоих в сердце твоем». (Источник: logoslovo.ru)
Tags: православие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments